» Трудоголики ли мы? Что такое трудоголизм?


Трудоголики ли мы? Что такое трудоголизм?


21.03.2010

Уже сейчас одной из основных причин смерти в России является сердечная недостаточность, инсульт и инфаркт, вызванные переутомлением на работе. По словам Главного государственного санитарного врача Геннадия Онищенко, у станка или за компьютером молодые люди умирают в 1,5 раза чаще, чем еще 10 лет назад.
На фоне разговоров о низкой производительности труда в России сегодня едва ли не самый длинный в мире рабочий день. Этот «трудоголизм» стал настоящей эпидемией. Работающие граждане порой поставлены в такие условия, в которых они просто не могут отказаться и вместо положенных по Трудовому кодексу 40 часов в неделю им приходится вкалывать все 55, т.е. по 10-12 часов ежедневно. И уже не единичны случаи отказа от больших заработков и престижной работы в пользу большего количества времени, проводимого с семьей, детьми.
В основном ради карьеры и материального благополучия готовы жертвовать семьей и здоровьем как правило молодые люди в возрасте до 30 лет. Но вот остальная часть работающего населения становится трудоголиками поневоле по иным причинам. Сегодняшние работодатели весьма успешно реализуют целых два новых способа «честного отъема» времени и денег у своих работников. И делают это на совершенно законных основаниях.
Во-первых, при оформлении трудовых отношений в содержании трудового договора сразу же оговаривается возможность как сверхурочной работы, так и работы в выходные и праздничные дни. Т.к. согласно ст.ст. 96-99 Трудового кодекса РФ сверхурочная работа должна выполняться с письменного согласия работника, при соблюдении определенных условий.

Трудовой кодекс Российской Федерации (Извлечение)
Статья 96. Работа в ночное время
Ночное время — время с 22 часов до 6 часов.
Продолжительность работы (смены) в ночное время сокращается на один час.

Продолжительность работы в ночное время уравнивается с продолжительностью работы в дневное время в тех случаях, когда это необходимо по условиям труда, а также на сменных работах при шестидневной рабочей неделе с одним выходным днем. Список указанных работ может определяться коллективным договором, локальным нормативным актом.

Статья 97. Работа за пределами нормальной продолжительности рабочего времени
Работа за пределами нормальной продолжительности рабочего времени может производиться как по инициативе работника (совместительство), так и по инициативе работодателя (сверхурочная работа).

Статья 98. Работа за пределами нормальной продолжительности рабочего времени по инициативе работника (совместительство)
По заявлению работника работодатель имеет право разрешить ему работу по другому трудовому договору в этой же организации по иной профессии, специальности или должности за пределами нормальной продолжительности рабочего времени в порядке внутреннего совместительства.
Работник имеет право заключить трудовой договор с другим работодателем для работы на условиях внешнего совместительства, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.
Работа за пределами нормальной продолжительности рабочего времени не может превышать четырех часов в день и 16 часов в неделю.

Статья 99. Работа за пределами нормальной продолжительности рабочего времени по инициативе работодателя (сверхурочная работа)
Сверхурочная работа — работа, производимая работником по инициативе работодателя за пределами установленной продолжительности рабочего времени, ежедневной работы (смены), а также работа сверх нормального числа рабочих часов за учетный период.
Привлечение к сверхурочным работам производится работодателем с письменного согласия работника в следующих случаях:

3) при необходимости выполнить (закончить) начатую работу, которая вследствие непредвиденной задержки по техническим условиям производства не могла быть выполнена (закончена) в течение нормального числа рабочих часов, если невыполнение (незавершение) этой работы может повлечь за собой порчу или гибель имущества работодателя, государственного или муниципального имущества либо создать угрозу жизни и здоровью людей;

5) для продолжения работы при неявке сменяющего работника, если работа не допускает перерыва. В этих случаях работодатель обязан немедленно принять меры по замене сменщика другим работником.
В других случаях привлечение к сверхурочным работам допускается с письменного согласия работника и с учетом мнения выборного профсоюзного органа данной организации.

Сверхурочные работы не должны превышать для каждого работника четырех часов в течение двух дней подряд и 120 часов в год.
Работодатель обязан обеспечить точный учет сверхурочных работ, выполненных каждым работником.»
Однако, в большинстве случаев, чтобы заставить своего человека работать практически круглосуточно, работодатель ограничивается лишь устным указанием, небольшой (и обычно фиксированной) «премией» и молчаливым согласием работника, счастливого только от осознания того, что у него есть работа.*(1)
Во-вторых, если работодатель стремится стать «закадычным другом» и постоянным посетителем инспекции по охране труда, он может так и написать в трудовом договоре с работником, что «работа предполагает ненормированный рабочий день». Но, если заглянуть в Трудовой кодекс, а не пользоваться услугами сомнительных консультантов, прокладывающих путь доверчивому работодателю на скамью подсудимых, то окажется, что далеко не со всеми работниками вообще возможен вариант трудового договора с «ненормированным рабочим днем».

Статья 101. Ненормированный рабочий день
Ненормированный рабочий день — особый режим работы, в соответствии с которым отдельные работники могут по распоряжению работодателя при необходимости эпизодически привлекаться к выполнению своих трудовых функций за пределами нормальной продолжительности рабочего времени. Перечень должностей работников с ненормированным рабочим днем устанавливается коллективным договором, соглашением или правилами внутреннего трудового распорядка организации.».
Конечно, можно попытаться «впихнуть» всех работников компании в этот список — перечень должностей с ненормированным рабочим днем. Но практика показывает, что это сразу же становится известно трудовой инспекции. Поэтому работодателю логичнее таким образом построить работу своих работников, чтобы они работали больше (в смысле эффективности работы), а не дольше, т.к. прямой зависимости между продолжительностью работы (в данном случае — пребыванием на рабочем месте, что совершенно не одно и то же) и реальными результатами ее нет. Скорее есть тенденция, появляющаяся у всех работников, которых работодатель так или иначе заставляет оставаться после окончания рабочего дня (подразумевается, что для продолжения работы), — работать спустя рукава в течение непосредственно официально установленного рабочего времени с тем, чтобы не напрягаясь продолжить этот процесс и за пределами рабочего дня.
И в том и в другом случаях работодатель руководствуется простой истиной — «лучше за дополнительное время работы компании заработать хоть что-то, чем ничего». Если это стремление оправдано, например, для торговли, то для офиса оно — губительно. Т.е. какого-либо однозначного решения проблемы вроде бы нет.
Тем не менее, реальным выходом, чтобы и волки (работодатели) были сыты, и овцы (работники) целы, может стать создание для каждого работника (или группы работников, выполняющих однотипную работу) индивидуального режима рабочего времени (который для некоторых работников вообще может трансформироваться в надомную работу — примечание автора). Хотя это и предполагает некоторые затраты со стороны работодателя. Эффект от такого комплексного подхода к созданию и закреплению в трудовых договорах индивидуальных режимов рабочего времени (что, кстати, уже не редкость в различных регионах страны — примечание автора, которому приходилось заниматься разработкой таких систем на практике) куда больше, чем от тупого увеличения продолжительности рабочего времени (что практически всегда свидетельствует только о том, что либо работники обладают столь низкой квалификацией, что за 8 часов ни с чем не справляются, либо о том, что работодатель еще не имеет опыта общения с правоохранительными органами и наивно полагается на рекомендации неграмотных и безответственных консультантов — примечание автора). Действительно, индивидуальное рабочее время, установленное практически для каждого работника, это и индивидуальный трудовой договор (каковым он и должен быть согласно Трудового кодекса РФ), и индивидуальный подсчет рабочего времени, и практическое отсутствие (в силу абсолютной ненужности) общего рабочего времени для всех работников (а это еще и означает существенные корректировки содержания Правил внутреннего трудового распорядка компании, что, кстати, вполне «по силам» работодателю, т.к. именно он их и утверждает), соответственно и проблема не предусмотренных трудовым законодательством России штрафов, которые хотя и применяются практически повсеместно (но ни одним нормативным правовым актом не предусмотрены и являются прямым нарушением трудового законодательства России), за опоздания (как и вообще нарушение режима рабочего времени) исчезает бесследно.
Т.е. абсолютно легально работодатель может разработать эффективную систему использования рабочего времени каждым из своих работников и непосредственно «привязать» оплату труда не ко времени, проведенному (а во многих случаях просто — отсиженному) работником на рабочем месте (которое к тому же надо еще и оплачивать дополнительно, если это сверхурочная работа), а к реальным результатам этого труда.
Нормальная продолжительность рабочего времени установлена ст. 91 Трудового кодекса РФ не может превышать 40 часов в неделю. Однако, т.н. «белые воротнички», работники малого и среднего бизнеса часто работают и по 50 часов в неделю. В лидерах по самому продолжительному рабочему дню — компании, занимающиеся мелкорозничной торговлей, консалтингом, страхованием и аудитом. Допоздна засиживаются в офисах творческие работники — сотрудники средств массовой информации, книжных издательств и рекламных агентств.
Только недалекий и не опытный работодатель сразу же постарается избавиться от особо умного и наглого работника, требующего соблюдения положений Трудового кодекса РФ. Мудрый же работодатель, внимательно изучив претензии работника, разработает индивидуальную систему использования рабочего времени работника и будет пользоваться его потенциалом не только в течение непосредственно того времени, которое работник проводит на рабочем месте, но и за его пределами. Причем сделает это вполне законно и так, что сам работник, если и будет подозревать, что работает куда более продуктивно, укладываясь при этом в часы, отведенные для работы, то, как минимум, не будет против этого возражать.
Некоторые специалисты по трудовому праву (обычно представляющие интересы профсоюзных организаций) не смотрят далее того, что написано в Трудовом кодексе, ориентируясь при разработке систем режимов рабочего времени исключительно на тарифную систему оплаты труда, предусматривающую именно оплату за время, отбытое работником на рабочем месте. А наивные работодатели полагают, что если трудовые инспекторы, регулярно проверяющие организации на предмет соблюдения Трудового кодекса, просто физически не в состоянии проверить все организации, то и бояться нечего. Да и что могут дать эти т.н. проверки, если штраф за подобные нарушения составляет от 500 до 5000 рублей. Эти «копейки» заплатил и забыл.
Тем не менее, ни работодатели, ни депутаты, ни чиновники большой беды в постоянных переработках не видят. Их позиция проста — «если люди не жалуются, значит, их все устраивает» и «не хочешь, не работай», а «нарушают Трудовой кодекс — имеешь право обратиться в суд…». Профсоюзные лидеры и примкнувшие к ним депутаты искренне «не понимают» почему работники не протестуют против сложившегося положения вещей. И уповают исключительно на обращение в профсоюзные организации, считая их единственной силой, способной противостоять произволу работодателя.
Мы же считаем, что даже существующее законодательство позволяет учесть интересы и работодателя и работника, без ущемления прав и тех и других. И для решения проблемы переработок (искусственно насаждаемой как раз профсоюзами, чтобы был предлог борьбы за права трудящихся — примечание автора) профсоюзы вообще не нужны. Проще всего кричать на всех углах о нарушении прав работников и требовать уменьшения рабочего дня или справедливой оплаты. А вот о радикальном пересмотре систем оплаты труда вообще никто из профсоюзных лидеров и не вспоминает. Хотя именно в этом и кроется причина, побуждающая работодателя требовать от работников более длительного присутствия на рабочем месте.
Если работник и работодатель, вступая в трудовые отношения, оформляют легально т.н. «белую» зарплату, составляющую только часть (порой весьма незначительную) реального заработка, то конечно говорить о полной защите прав работника в случае возникновения конфликта (в частности, из-за переработок) говорить не приходится. И большинству трудоголиков поневоле ждать того радостного момента, когда «власти», наконец, добьются полного оформления всей заработной платы и выхода этой сферы трудовых отношений «из тени».
Но ведь и работодатели искренне хоте ли бы платить все по-честному и оформлять трудовые отношения в соответствии с законодательством. При одном условии — чтобы оно защищало в равной мере обе стороны и не возлагало на работодателя одни лишь обязанности, а работнику не гарантировала только лишь его права, ничего не требуя взамен.
Научными исследованиями неоднократно доказано, что работник, работающий по 10 и более часов, снижает производительность своего труда и рано или поздно начинает допускать ошибки. Такая сверхурочная работа вряд ли выгодна большинству компаний (особенно это касается как раз «белых воротничков» — финансовая сфера, оформление документов, не говоря уже о монтаже оборудования). Стахановская работа в течение месяца сменяется спадом деловой активности или простым отсутствием по причине временной нетрудоспособности, которая тем чаще, чем активнее работа. В Великобритании первый понедельник февраля почти официально теперь — День прогульщика. Газета Daily Telegraph пишет о результатах опроса, согласно которому в этот день больше всего офисных работников не приходят на службу, ссылаясь на болезнь. Чаще всего они попросту обманывают начальство, имитируя синдромы простуды. Недаром зарубежные законодатели, принимая во внимание данные ученых, все больше склоняются к необходимости законодательно запретить чрезмерный труд, представляющий опасность не только для самих трудящихся, но и для общества.
Хронические переработки и отсутствие должного внимания к данной проблеме выливаются в обострение противостояния между работниками и работодателями. Что, естественно, выгодно только профсоюзам, делающим «свою игру» на отсутствии решения вопроса. В мае 2005 года работу остановили рабочие петербургского завода Coca-Cola, которые первыми в «новейшей капиталистической» истории России решили таким образом потребовать у руководства оплачивать сверхурочное время. Вторыми были сотрудники Всеволжского завода Ford, которые по этим же причинам время от времени продолжают так называемую «итальянскую забастовку» (когда все делается при строгом соблюдении абсолютно всех правил и норм — что, естественно просто тормозит производство). Третий, ставший достоянием общественности пример, — техническая забастовка работников локомотивных бригад РЖД, которые устали от огромного количества сверхурочных работ. Случай на Свердловской железной дороге, когда вся локомотивная бригада заснула во время движения состава, и только чудом удалось избежать столкновения с пассажирским поездом вообще на грани уголовного преступления. Во всех трех случаях работодатель, хотя и не сразу, пошел навстречу бастующим. И опять допустил ту же ошибку — не изменив ничего в системе оплаты труда. Т.е. опять зародил зерно конфликта, добившись лишь временного перерыва.
Так называемые трудоголики поневоле условно подразделяются на две группы: первые — это те, кто зарабатывает слишком мало, вторые — те, кто получает выше среднего. Первые из-за низкой оплаты труда (узаконенной в России путем применения тарифной системы оплаты труда) всеми силами стремятся к повышенной занятости. Все разговоры о том, что из-за низкой оплаты мы нуждаемся в привлечении т.н. гастарбайтеров, и мало кто из россиян согласится работать за незначительную зарплату, не гарантирующую даже прожиточного минимума, — чушь. Достаточно платить за результат, а не согласно установленным кем-то и когда-то тарифным разрядам, и количество дворников резко сократится без ущерба для чистоты улиц. И аналогичные примеры можно привести в любой сфере. Конечно, чем больше подчиненных, тем больше необходимость в начальниках. Отсюда и прямая заинтересованность тех же начальников в увеличении количества работающих (но именно получающих деньги, а не зарабатывающих их), т.к. и оплата труда начальника также напрямую зависит от количества подчиненных ему лиц. Поэтому и появляются «зарплаты в конвертах».
Вторая группа — это так называемые «белые воротнички», которые имеют достойную зарплату. И чтобы не лишиться ее, люди готовы выполнять любое распоряжение шефа — будь то работа после окончания трудового дня, или «просто сбегать за пивом». В этом случае государство, конечно, ничего сделать не сможет, так как все это происходит с молчаливого согласия самих сотрудников. Это скорее проблема воспитания и самоуважения общества.
Происходящее сокращение трудоспособной части населения страны часто связывают именно с долгой и напряженной работой. Если так будет и дальше продолжаться, то уже через несколько лет в России просто физически здоровых работников днем с огнем не найдешь. Человек, как биологический объект, не может работать подряд 12 часов — через какое-то время организм попросту может не выдержать такой нагрузки. После 8 часов беспрерывного труда трудоголики теряют контроль и четкость реакции — отсюда хронические болезни и т.н. профессиональные заболевания, расплачиваться за которые опять-таки приходится государству (которое, естественно, перекладывает это на плечи работающих и уплачивающих налоги граждан — примечание автора), вместо того, чтобы упредить такое развитие проблемы и скорректировать нагрузки на работающих. Замкнутый круг — мы упорно работаем, чтобы заработать много денег, чтобы часть из них вложить в лечение болезней, полученных в результат упорной работы можно и давно уже пора разорвать.
Ведь просидев у компьютера или простояв у станка 12 часов, человек оставляет на личную жизнь всего 12 часов. Из них 3 часа он тратит на дорогу (а в городах-мегаполисах и того более). За оставшиеся 9 часов надо приготовить еду, помочь сделать уроки детям, вымыться и, наконец, выспаться. В современных условиях, чтобы выспаться и набраться сил, горожанину требуется 8-9 часов. Трудоголикам же удается поспать лишь 6-7 часов. Естественно, что на следующий день качественно выполнять свои служебные обязанности он не сможет. Работа за троих хороша до того момента, пока на рабочем месте не произойдет настоящего ЧП — из-за усталости сотрудник вполне может причинить вред себе и окружающим. Отдых после напряженного трудового дня человеку просто необходим. Особенно весной в связи с недостатком витаминов и перестройкой организма усталость чувствуется больше всего. Человек устал, больше не может работать, но и бросить службу/работу тоже не в состоянии. Это иллюзия, что человек, который отдает много времени работе, дает эффективный результат. Не способен продуктивно работать тот, кто не умеет продуктивно отдыхать. Специалисты утверждают — чем больше человек устает, тем труднее ему найти разумный вариант отдыха. Это и называется трудоголизмом. Уставший человек не способен прервать работу. А это — опасный для здоровья, приносящий беды обществу синдром.
Может быть, все же стоит всерьез задуматься о реальном изменении отношения к данной проблеме и не бороться за увеличение оплаты труда за сверхурочную работу, а организовать эту самую работу таким образом, чтобы не возникала необходимость в самой ее сверхурочности. Тогда и «трудоголики» и прочие стахановцы и ударники капиталистического труда будут не нужны. Да и работодатель из эксплуататора трудящихся станет партнером по бизнесу.

Г. Мельник,
юрист-кадровик

«Кадровик. Кадровое делопроизводство», N 8, август 2006 г.

————————————————————————-
*(1) Кстати, это же и является одной из причин большой текучести кадров. Работодателю объективно выгодно использовать работника не более, чем по 8-10 месяцев в году, т.к. во-первых, не надо заботиться об организации отпуска (они при такой системе вообще не оформляются, а при окончательном расчете работник просто получает компенсацию), и, во-вторых, нет смысла вести учет сверхурочных часов, т.к. учетный период — один год, т.е. если работник проработал меньше года (скажем, на 2-3 месяца или не 120, а 118 часов, к примеру), то и никаких нарушений нет.



Поиск вакансий


Кадровое агентство Фаворит