» Некоторые проблемы регулирования труда педагогических работников


Некоторые проблемы регулирования труда педагогических работников


21.03.2010

Прием и увольнение педагогических работников

Легального определения педагогической или преподавательской деятельности в законодательстве нет, что усложняет юридическую защиту нарушенных прав и интересов занимающихся ею лиц. Но, проанализировав Закон РФ от 10 июля 1992 г. N 3266-1 «Об образовании» (в ред. от 6 июля 2006 г., далее — Закон об образовании), можно сделать вывод: в целом под педагогической деятельностью следует понимать деятельность работников образовательных учреждений, непосредственно связанных с обучением и (или) воспитанием российских граждан и иных лиц.
В новой редакции статьи 331 Трудового кодекса РФ (далее — ТК РФ) более четко, чем в прежней, изложены юридически важные ограничительные обстоятельства и состав лиц, лишенных права заниматься педагогической деятельностью.
Теперь в перечень лиц, которым педагогическая деятельности запрещена, отнесены:
— лишенные права заниматься педагогической деятельностью в соответствии с вступившим в законную силу приговором суда;
— имеющие неснятую или непогашенную судимость за умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления;
— признанные недееспособными в установленном федеральным законом порядке;
— имеющие заболевания, предусмотренные перечнем, утверждаемым федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в области здравоохранения.
Несмотря на усовершенствование содержания норм Трудового кодекса РФ, регулирующих педагогическую деятельность, многие проблемы остаются не решенными. Дело в том, что Кодекс должен применяться в сочетании с различными подзаконными актами, призванными расширять, развивать и конкретизировать закон. Но зачастую в подзаконных актах отсутствуют развивающие положения, имеются недостатки юридической техники изложения норм этих актов, к тому же не определяется механизм реализации уже существующих норм.
Правоспособность лица, претендующего на замещение должности педагогического работника, может быть ограничена только при наличии указанных в части 2 ст. 331 ТК РФ обстоятельств, а также при отсутствии у него образовательного ценза и подтверждения, например, факта не избрания по конкурсу для замещения должности научно-педагогического работника в высшем учебном заведении. При этом его трудовая право- и дееспособность возникает на общих основаниях, содержащихся в статье 63 ТК РФ, т.е. при достижении возраста трудового совершеннолетия — 16 лет.
Таким образом, при отсутствии у лица, претендующего на занятие должности педагогического работника, всех перечисленных ограничительных признаков правомерным следует считать замещение такой должности физическим лицом, достигшим 16 лет, если этот исключительный по своим способностям индивид будет иметь к данному возрасту необходимый образовательный ценз (например, высшее или среднее профессиональное образование). На взгляд авторов, правосубъектность лиц, занимающихся педагогической деятельностью, все-таки следует ограничить возрастным цензом, что должно быть обусловлено прежде всего наличием жизненного опыта.
Хотя в статье 331 ТК РФ содержатся нормы о необходимости образовательного ценза для занятия педагогической деятельностью, не во всех типовых положениях об образовательных учреждениях он установлен.
Как известно, разработка типовых положений и установление образовательных цензов педагогическим работникам относятся к функциям Минобрнауки России, что закреплено в Положении о Министерстве образования и науки Российской Федерации, утвержденном постановлением Правительства РФ от 15 июня 2004 г. N 280. Разработанные Минобрнауки России типовые положения об образовательных учреждениях утверждаются также Правительством РФ.
Анализ данных типовых положений с позиции трудового законодательства показывает: установленные в них требования не соблюдаются в полной мере, в частности, из-за слабой юридической техники изложения содержания этих актов, несмотря на то, что они предназначены для применения достаточно широким кругом лиц, имеющих различную правовую подготовку.
По мнению авторов, в качестве критериев образовательного ценза нельзя предусматривать такое неконкретное условие, как, например, изложенное в пункте 67 Типового положения об общеобразовательном учреждении (утверждено постановлением Правительства РФ от 19 марта 2001 г. N 196). В пункте 62 данного Положения указано, что на педагогическую работу принимаются лица, имеющие необходимую профессионально-педагогическую квалификацию, соответствующую требованиям тарифно-квалификационной характеристики по должности и полученной специальности, подтвержденной документами об образовании. Но квалификационные характеристики при этом не конкретизируются.
Аналогичные недоработки имеются и в других типовых положениях. В абзаце 2 п. 4 ст. 27 Закона об образовании установлено, что указанные в документах о начальном профессиональном, среднем профессиональном, высшем профессиональном образовании квалификации и в документах о послевузовском профессиональном образовании ученые степени дают право их обладателям заниматься профессиональной деятельностью, в том числе занимать должности, для которых в установленном порядке определены обязательные квалификационные требования к соответствующему образовательному цензу, тогда как в типовых положениях не указано, какой именно документ какой должности и уровню образования соответствует.
Например, в пункте 20 Типового положения о межшкольном учебном комбинате, утвержденного постановлением Правительства РФ от 30 декабря 1999 г. N 1437 (в ред. от 1 февраля 2005 г.) сказано: на педагогическую работу в межшкольный учебный комбинат принимаются лица, имеющие необходимую квалификацию, подтвержденную документами об образовании. По всей видимости, следовало указать, для замещения каких должностей в межшкольный учебный комбинат принимаются лица, имеющие образование не ниже среднего специального, а для замещения каких — высшее педагогическое.
В итоге непонятно, какой документ (аттестат, диплом или специальное удостоверение), подтверждающий получение одного из перечисленных выше видов образования или прохождение дополнительной специальной подготовки, необходим, например, для осуществления педагогической деятельности в межшкольном учебном комбинате? Выявленные в законодательстве неясные и неконкретные положения дают возможность произвольно комплектовать состав педагогических работников, что явно способствует злоупотреблениям в подборе педагогических кадров и может негативно отражаться на качестве учебного процесса.
Однако есть и позитивные примеры, в частности, связанные с конкретными требованиями, предъявляемыми к педагогическим работникам специальных (коррекционных) образовательных учреждений. Так, согласно пункту 29 Типового положения о специальном (коррекционном) образовательном учреждении для воспитанников с отклонениями в развитии (утверждено постановлением Правительства РФ от 12 марта 1997 г. N 288) образовательный процесс в таком учреждении осуществляется специалистами в области коррекционной педагогики, а также учителями, воспитателями, прошедшими соответствующую переподготовку по профилю деятельности коррекционного учреждения. Из указанного Типового положения ясно, что возможность работать в учреждениях данной категории ограничена такими требованиями, как образование (педагог), специальность (коррекция отклонения в развитии воспитанников, подтвержденная дипломом либо (в дополнение) специальным удостоверением о соответствующей переподготовке педагога).
Следует обратить внимание прежде всего самих педагогов, что до настоящего времени не полностью выполнены требования статей 57 и 43 ТК РФ, в которых на Правительство РФ возложены обязанности по определению порядка применения и утверждения, в частности, Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих.
Постановлением Правительства РФ от 3 октября 2002 г. N 787 «О порядке утверждения Единого тарифно-квалификационного справочника работ и профессий рабочих, Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих» (в ред. от 20 декабря 2003 г.) Министерству труда и социального развития РФ совместно с федеральными органами исполнительной власти, на которые возложены управление, регулирование и координация деятельности в соответствующей отрасли (подотрасли) экономики, было поручено организовать разработку Единого тарифно-квалификационного справочника работ и профессий рабочих, Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих и порядка их применения, а также утвердить указанные справочники и порядок их применения.
В Минюсте России 9 марта 2004 г. за N 5628 зарегистрировано постановление Минтруда России N 9 «Об утверждении порядка применения Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих». Однако справочника с таким наименованием до сих пор нет, так как Минтруд России, а за ним и Минздравсоцразвитие России пошли по пути выпуска отдельных отраслевых или ведомственных его разделов, как это уже было апробировано на Едином тарифно-квалификационном справочнике работ и профессий рабочих.
Что касается Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих, то в настоящее время издан такой его раздел, как «Квалификационные характеристики должностей работников центров стандартизации, метрологии и сертификации, уполномоченных осуществлять государственный контроль и надзор». Но раздела об образовании нет.
Минтруд России еще 17 августа 1995 г. постановлением N 46 «О согласовании разрядов оплаты труда и тарифно-квалификационных характеристик (требований) по должностям работников учреждений образования Российской Федерации» вроде бы урегулировал этот вопрос.
Однако из проведенного анализа возможности использования на практике этого акта выяснилось: в числе иных актов Минтруда России и Минобразования России по рассматриваемой теме он неоднократно (в последний раз — информационным сообщением от 29 декабря 2005 г.) признавался Минюстом России не подлежащим применению как противоречащий законодательству Российской Федерации.
Более того, решением Басманного районного суда г. Москвы от 23 апреля 2003 г. N 2-1960/03 постановление Минтруда России N 46 признано незаконным, не подлежащим применению и не порождающим правовые последствия, не действующим полностью со дня его принятия.
14 ноября 2002 г. в Определении Кассационной коллегии Верховного Суда РФ N КАС02-598 по жалобе на незаконность применения актов, регулирующих, в частности, установление требований к квалификационному цензу для работников образования, было отмечено, что часть актов, на которые руководителей учебных учреждений обязывало опираться Минобразование России в письме от 29 марта 2001 г. N 20-52-1350/20-5, уже были ранее самим Минтрудом России отменены и, таким образом, прекратили действие.
К актам Минтруда России, признанным утратившими юридическую силу по вышеизложенным причинам, в частности, относятся:
— постановление от 17 августа 1995 г. N 46 «О согласовании разрядов оплаты труда и тарифно-квалификационных характеристик (требований) по должностям работников учреждений образования Российской Федерации»;
— постановление от 22 ноября 1995 г. N 65 «О согласовании изменений в разряды оплаты труда и тарифно-квалификационных характеристик (требований) по должностям работников учреждений образования Российской Федерации»;
— постановление от 6 июня 1996 г. N 32 «Об утверждении разрядов оплаты труда и тарифно-квалификационных характеристик (требований) по общеотраслевым должностям служащих»;
— постановление от 20 февраля 2002 г. N 14 «О внесении дополнения в приложение N 2 к постановлению Министерства труда Российской Федерации от 6 июня 1996 г. N 32 «Об утверждении разрядов оплаты труда и тарифно-квалификационных характеристик (требований) по общеотраслевым должностям служащих».
Кроме того, приказ Министерства образования РФ и Государственного комитета РФ по высшему образованию от 31 августа 1995 г. N 463/1268 «Об утверждении тарифно-квалификационных характеристик (требований) по должностям работников учреждений образования, объемных показателей по отнесению учреждений образования к группам по оплате труда руководителей» был отменен 28 сентября 2000 г. приказом N 2797 самого Министерства образования РФ. По указанным выше основаниям можно считать недействующим и приказ Министерства образования РФ от 15 сентября 2000 г. N 2659 «О тарифно-квалификационных характеристиках, объемных показателях и требованиях по оценке квалификации и профессиональной компетентности работников образовательных учреждений».
Исходя из изложенного, можно предположить: в настоящий момент актов, которые содержали бы квалификационные характеристики работников учреждений образования, нет или, по крайней мере, мы не смогли их найти. Поэтому вместо того чтобы отсылать педагогических работников к несуществующим квалификационным характеристикам, Правительству РФ и Минобрнауки России следовало бы разработать акт с необходимыми, в том числе при приеме на работу, квалификационными характеристиками для всех должностей педагогических работников и сделать в многочисленных типовых положениях отсылку именно к этому конкретному акту.
Кроме того, между некоторыми нормативными источниками права в области образовательного процесса имеются противоречия. Так, в части 3 п. 62 Типового положения об общеобразовательном учреждении определено, что к педагогической деятельности в общеобразовательном учреждении не допускаются лица, которым она запрещена приговором суда или по медицинским показаниям, а также лица, имевшие судимость за определенные преступления. Перечни соответствующих составов преступлений и медицинских противопоказаний устанавливаются законом. Однако из содержания статьи 33 ТК РФ следует, что перечни таких заболеваний не утверждаются законодателем, а издаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в области здравоохранения. И несмотря на то, что Федеральный закон N 90-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации, признании не действующими на территории Российской Федерации некоторых нормативных правовых актов СССР и утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» опубликован в «Российской газете» еще 7 июля 2006 г., до сих пор в соответствие с его требованиями не приведены ни положения Закона об образовании, ни типовые положения. Поэтому в силу правил статей 5 и 2 ТК РФ указанные акты в данной части можно считать не подлежащими применению.
Более того, за четыре года, прошедшие с момента принятия Трудового кодекса РФ, законодатель так и не издал федеральный закон, устанавливающий перечень медицинских противопоказаний, при наличии которых лица не допускаются к педагогической деятельности. В настоящее время существует только перечень медицинских психиатрических противопоказаний, определенный постановлением Правительства РФ от 28 апреля 1993 г. N 377 (в ред. от 23 сентября 2002 г.), но он был издан в целях реализации Закона РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (действует в ред. от 22 августа 2004 г.), а не в развитие положений Закона об образовании. В данном перечне в общем виде изложено, что он в отношении заболевания «эпилепсия» касается работников учебно-воспитательных учреждений, детских и подростковых оздоровительных учреждений, в том числе сезонных, детских дошкольных учреждений, домов ребенка, детских домов, школ-интернатов, интернатов при школах. Другие учебные учреждения указанным закрытым перечнем почему-то не охвачены.
С правовой точки зрения указанное постановление Правительства РФ с большой натяжкой может иметь юридическое значение для педагогических работников, так как не отвечает требованиям ни статьи 331 ТК РФ, ни части 3 ст. 55 Конституции РФ, гарантирующей ограничение в правах человека только на уровне акта, изданного в виде федерального закона. Таким образом, можно констатировать: соответствующего требованиям Конституции РФ акта, ограничивающего права человека в отношении приема на педагогическую работу по причине имеющихся у него медицинских противопоказаний, в настоящее время нет.
Тем не менее исходя из предписания закона, претендент на педагогическую деятельность по требованию работодателя, основанному на частях 2 и 3 ст. 65 ТК РФ, обязан предоставить справку об отсутствии таких противопоказаний. В случае же выяснения факта наличия таких медицинских противопоказаний после приема на работу последует увольнение работника по пункту 11 ст. 77 ТК РФ с учетом требований, содержащихся в абзаце 3 ст. 84 Кодекса.
То же самое можно сказать и о перечне преступлений, при осуждении за которые не допускается занятие педагогической деятельностью. В настоящее время такой перечень ни на законном, ни на подзаконном уровне не установлен. Однако в качестве одного из видов наказаний Уголовный кодекс РФ (далее — УК РФ) предусматривает лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ст. 47).
В настоящее время редакция статьи 331 ТК РФ, касающаяся видов преступлений, ограничивающих право осуществлять педагогическую деятельность, приведена в соответствие с пунктом 2 ст. 53 Закона об образовании. Из новой редакции данной статьи следует, что никакого перечня нет и он вообще не нужен, поскольку важен только сам факт — снята или погашена судимость за умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления с человека, претендующего на такую работу. Если не снята (не погашена), он, соответственно, не может быть принят на такую работу.
Но откуда может узнать об этом работодатель, если обратившийся к нему работник скрыл данный факт?
Получается, работодатель обязан требовать от каждого устраивающегося на педагогическую работу лица соответствующую справку об отсутствии у него судимости за преступления такой степени тяжести?
Работодатель, на которого ложится ответственность за несоблюдение законодательства о труде, в том числе за прием на работу лиц, судимых за тяжкие и особо тяжкие преступления, обязан обратиться в МВД России за получением соответствующей информации. Такая процедура при установлении ее законом увеличит срок приема на работу этих лиц как минимум на полтора — два месяца. В случае же приема на работу без обращения в МВД России работника нужно, видимо, предупредить о том, что это будет сделано параллельно с оформлением его на работу, а при обнаружении факта судимости может последовать его увольнение по пункту 11 ст. 77 ТК РФ с учетом требований, содержащихся в абзаце 6 ст. 84, а также в части 2 ст. 331 ТК РФ.
Поскольку часть 2 ст. 331 ТК РФ содержит запрет на занятие педагогической деятельностью в связи с вступившим в законную силу приговором суда, то с уже работающим педагогическим работником, которому приговором суда запрещено заниматься этой деятельностью, трудовой договор прекращается на основании пункта 4 ст. 83 ТК РФ. Увольнение может последовать, например, на основании части 2 ст. 15 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (в ред. от 27 июля 2006 г.), где прямо указано, что по решению суда лицу, участвовавшему в экстремистской деятельности, может быть ограничен доступ к работе в образовательных учреждениях. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью устанавливается Уголовным кодексом РФ на срок от года до пяти лет (в качестве основного вида наказания) и на срок от шести месяцев до трех лет (в качестве дополнительного наказания: ч. 2 ст. 47 УК РФ).
Подобная ситуация может возникнуть и при сокрытии работником при приеме на работу решения суда или непредоставлении трудовой книжки, в которой содержится запись, лишающая его права занимать определенные должности или заниматься педагогической деятельностью, что неизбежно приведет к последующему увольнению по пункту 11 ст. 77 ТК РФ с учетом требований, содержащихся в абзаце 2 ст. 84 ТК РФ в случае обнаружения этого факта.
Все вышеизложенные ограничения касаются как работника, так и работодателя, совмещающего организационно-распорядительную работу с педагогической деятельностью. Кроме того, на руководящих лиц учебного заведения, исполняющих функции работодателя, распространяется запрещение исполнения ими этих функций вследствие их дисквалификации или иного административного наказания, исключающего возможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору. Нарушение этих требований влечет увольнение такого работника по пункту 11 ст. 77 ТК РФ с учетом положений абзаца 5 ст. 84 ТК РФ.
Однако следует заметить: при формальном подходе к перечисленным выше случаям увольнения по пункту 11 ст. 77 ТК РФ возникает сложность их применения.
Во-первых, законодатель в частях 1 и 2 ст. 84 ТК РФ допускает увольнение только при отсутствии возможности продолжения работы в этом учебном учреждении на иных должностях (работах).
Во-вторых, нарушение правил заключения трудового договора должно быть допущено по вине работника. Но ведь иногда сложно вычленить вину работника и работодателя, а работодатель не может подозревать всех лиц, пытающихся трудоустроиться к нему в учебное заведение.
Получается, при предоставлении работодателю документов, не содержащих никаких компрометирующих записей (в частности, работник предъявил подложную трудовую книжку без указанных записей), работодатель все равно обязан убедиться в соответствующих органах медицины и МВД России, что у данного лица нет противопоказаний к занятию данной деятельностью. Причем получение работодателем, например, информационного документа из МВД России о наличии у работника установленных законом препятствий для замещения педагогических должностей после того как он приступил к работе, можно считать нарушением правил заключения трудового договора по вине работодателя. Значит, в такой ситуации вина будет возложена на работодателя, который к тому же будет обязан согласно части 3 ст. 84 ТК РФ выплатить выходное пособие в размере среднего заработка, права на которое недобросовестный работник не имеет.
Таким образом, на наш взгляд, рассмотренные новеллы статьи 331 ТК РФ требуют корректировки: либо на законодательном уровне необходимо уточнить правовой механизм приема на работу педагогических работников, либо нужно соответствующее разъяснение Пленума Верховного Суда РФ.

Рабочее время педагогических работников

Законодатель в части 3 ст. 92 и статье 333 ТК РФ предусматривает определенные особенности регулирования продолжительности рабочего времени педагогических работников. Так, к числу характерных особенностей, отличающих труд педагогических работников от иных категорий работников, относится сокращенная продолжительность их рабочего времени, установленная в размере не более 36 часов в неделю (ч. 1 ст. 333 ТК РФ). Аналогичная норма рабочего времени (с небольшими уточнениями) установлена для педагогических работников именно образовательных учреждений в пункте 5 ст. 55 Закона об образовании.
Внеся с 6 октября 2006 г. существенные изменения и дополнения в Трудовой кодекс РФ, законодатель в очередной раз не привел в соответствие его нормы с нормами, содержащимися в иных законах. В частности, в Законе об образовании 36-часовая рабочая неделя установлена только для педагогических работников образовательных учреждений, а в части 1 ст. 333 ТК РФ (в ред. от 6 октября 2006 г.) — для всех педагогических работников вообще. Таким образом, согласно пункту 5 ст. 55 Закона об образовании эта норма формально не распространяется на педагогических работников лечебно-оздоровительных, воспитательных учреждений, например, на приемники-распределители, где также применяется труд педагогов, хотя круг образовательных учреждений довольно-таки широк (п. 4 ст. 12 Закона об образовании).
Законодателем не выполнено требование, установленное в части 3 ст. 5 главы 1 «Основные начала трудового законодательства» ТК РФ, обязывающее как при издании федеральных законов, содержащих нормы трудового права, так и при внесении изменений в Кодекс приводить эти нормы в соответствие между собой. Как известно, в соответствии с частями 4 и 5 ст. 5 ТК РФ в случае противоречий между Кодексом и иным федеральным законом, содержащим нормы трудового права, применяются нормы Кодекса. Если вновь принятый федеральный закон, содержащий нормы трудового права, противоречит настоящему Кодексу, этот федеральный закон применяется при условии внесения соответствующих изменений в ТК РФ. До внесения таких изменений применяются нормы Кодекса, имеющие приоритет перед нормами иных законов не кодифицированного характера, регулирующих трудовые отношения.
Следует также учесть, что часть своих полномочий в регулировании труда педагогических работников законодатель делегировал Правительству РФ. Во-первых, утверждать типовые положения об образовательных учреждениях соответствующих типов и видов, в которых может устанавливаться верхний предел учебной нагрузки педагогических работников (ч. 2 ст. 333 ТК РФ). Здесь нужно также отметить нестыковку между нормами Налогового кодекса и Закона об образовании, поскольку наличие слова «может» в части 2 ст. 333 ТК РФ придает этой норме рекомендательный характер, в то время как из содержания пункта 6 ст. 55 Закона об образовании следует, что учебная нагрузка педагогического работника образовательного учреждения, оговариваемая в трудовом договоре, ограничивается верхним пределом, определяемым типовым положением об образовательном учреждении соответствующих типа и вида, т.е. ограничение верхнего предела учебной нагрузки носит обязательный (императивный) характер.
Во-вторых, определять в пределах установленной законом сокращенной продолжительности рабочего времени конкретную его продолжительность, т.е. производить дифференциацию в зависимости от должности и (или) специальности и с учетом особенностей труда различных категорий педагогических работников. Однако до сих пор в части 2 п. 5 ст. 55 Закона об образовании указано, что продолжительность рабочего времени педагогическим работникам образовательных учреждений (с учетом особенностей их труда) устанавливается Кодексом законов о труде Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации в зависимости от должности и (или) специальности. Таким образом, указание в Законе об образовании на недействующий уже с 1 февраля 2002 г. акт без учета содержащейся в Трудовом кодексе РФ нормы, имеющей конкретное указание на орган, которому передано установление дифференциации продолжительности рабочего времени педагогических работников, является явным пренебрежением к правилам нормотворчества.
Проведение этой дифференциации, как следует из части 3 ст. 333 ТК РФ, возможно двумя способами. Первый — путем установления времени работы отдельных категорий педагогов в 36 часов в неделю либо уменьшения этих часов с учетом, что оплата их труда будет осуществляться в форме должностного оклада. Второй — в виде установления нормы часов педагогической работы за ставку заработной платы в пределах тех же 36 часов работы в неделю. Из-за такого неоднозначного ее изложения происходит, на наш взгляд, ошибочное толкование равнозначных по своей сути двух понятий: «продолжительность рабочего времени» и «норма часов педагогической работы за ставку заработной платы», относящихся к различным типам и видам образовательных учреждений. Так, в части 1 ст. 91 ТК РФ понятие «рабочее время» определено законодателем как время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка и условиями трудового договора должен исполнять трудовые обязанности, а также иные периоды времени, в соответствии с настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации относящиеся к рабочему. Причем применительно к педагогическим работникам нормальная продолжительность их рабочего времени (т.е. норма рабочего времени) не может превышать 36 часов в неделю, о чем прямо указано и в Кодексе, и в Законе об образовании.
Во исполнение указания законодателя Правительство РФ 3 апреля 2003 г. издало постановление N 191 (действует в ред. от 9 июня 2007 г.) «О продолжительности рабочего времени (норме часов педагогической работы за ставку заработной платы) педагогических работников образовательных учреждений» (далее — постановление N 191). В сноске к абзацу первому Приложения к данному постановлению разъяснено: продолжительность рабочего времени педагогических работников включает преподавательскую (учебную) работу, воспитательную, а также другую педагогическую работу, предусмотренную должностными обязанностями и режимом рабочего времени, утвержденными в установленном порядке. Как указано в Приложении, для педагогических работников из числа профессорско-преподавательского состава образовательных учреждений высшего профессионального образования и образовательных учреждений дополнительного профессионального образования (повышения квалификации) специалистов устанавливается именно продолжительность рабочего времени (36 часов в неделю), а не норма часов педагогической или преподавательской работы за ставку заработной платы, предусмотренную в Приложении для иных категорий педагогов.
Необходимо также учесть, что в связи с различием форм собственности и, следовательно, финансирования, образовательные учреждения могут быть государственными (федеральными или находящимися в ведении субъекта Федерации), муниципальными, негосударственными (частными, учреждениями общественных и религиозных организаций (объединений). На практике это, как правило, порождает различную систему оплаты труда. Так, рабочее время педагога может оплачиваться путем конкретно определенного в штатном расписании оклада на основании повременной системы оплаты труда, что присуще негосударственным вузам, или исходя из действующей в государственном или муниципальном вузе тарифной системы оплаты труда.
В свою очередь понятие «норма часов педагогической работы за ставку заработной платы» подразумевает нормированную продолжительность времени выполнения педагогических функций при замещении одной педагогической должности, оплачиваемой по полной тарифной ставке за месяц. Такой вывод следует из части 3 ст. 129 ТК РФ, где понятие «тарифная ставка» определено как фиксированный размер оплаты труда работника за выполнение нормы труда определенной сложности (квалификации) за единицу времени без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.
Следовательно, установление педагогическим работникам вузов именно продолжительности рабочего времени, а не нормы часов педагогической или преподавательской работы за ставку заработной платы предполагает выплату им ежемесячного должностного оклада или так называемой ставки за месяц из расчета еженедельной выработки 36 астрономических часов. В части 3 ст. 129 ТК РФ дано следующее определение понятия «оклад (должностной оклад)»: фиксированный размер оплаты труда работника за исполнение трудовых (должностных) обязанностей определенной сложности за календарный месяц без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.
Следует также обратить внимание: в Приложении к постановлению N 191 для отдельных категорий педагогов (не из числа преподавателей вузов) установлена норма часов именно преподавательской, а не педагогической работы за ставку заработной платы, что определено как нормируемая часть педагогической работы, и указаны следующие особенности:
— за преподавательскую работу, выполненную с согласия педагогических работников сверх установленной нормы часов за ставку заработной платы, производится дополнительная оплата соответственно получаемой ставке заработной платы в одинарном размере в порядке, определяемом Министерством образования и науки РФ;
— норма часов педагогической и (или) преподавательской работы за ставку заработной платы педагогических работников установлена в астрономических часах;
— для учителей, преподавателей, педагогов дополнительного образования образовательных учреждений норма часов преподавательской работы включает проводимые ими уроки (занятия) независимо от их продолжительности и короткие перерывы (перемены) между ними.
В вышеизложенном тексте невольно привлекают внимание два момента. Первый — переработка сверх установленной нормы часов за ставку заработной платы не приравнивается к понятию «сверхурочная работа», выполняемая за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени. Значит, превышение нормированной части педагогической работы, происходящее с согласия работника и касающееся именно нормы часов преподавательской работы, т.е. учебной нагрузки, допускает оплату сверхурочного труда в одинарном размере. Если же работник не дает согласия на сверхурочный труд, то, исходя из норм статей 98 и 152 ТК РФ, привлечение его к сверхурочной преподавательс



Поиск вакансий


Кадровое агентство Фаворит