» Дистанционное образование


Дистанционное образование


21.03.2010

Увеличивающийся разрыв между качеством высшего образования и ростом требований к компетенциям персонала — специфика развития мирового образовательного пространства. Этот кризис разворачивается на фоне нескольких общемировых тенденций: роста массовости образования, глобализации образовательных программ и информационной трансформации учебного процесса.
Взрывное развитие цифровых технологий и Интернета привело к тому, что содержание образования вообще и содержание предметного знания в частности уже не являются уникальной собственностью конкретного профессора, а в последнее время — и конкретного вуза. И это заставляет пересмотреть формы доставки и оценки знаний студентов.
Сегодня во многих вузах существует система дистанционного образования. Какое будущее у этого формата и одинаково ли он применим для гуманитарных и технических специальностей?
— Поверьте, лет через 30-40 ваш вопрос будет звучать так: «Сейчас в некоторых вузах еще сохранилось очное обучение. Что вы думаете по этому поводу? — говорит Владимир Филиппов, ректор Российского университета дружбы народов (РУДН).
Это очень сильная мировая тенденция, которую мы еще до конца не оценили и не можем реализовать — для этого должно придти совершенно новое поколение преподавателей и уйти те, кто не способен работать в информационном веке.
В Законе «Об образовании» определение процесса образования звучит как: «это целенаправленный процесс воспитания и обучения», где на первом месте стоит воспитание. Но разговор о дистанционном образовании, подразумевает только обучение, считают эксперты рынка, потому что воспитывать дистанционно — неблагодарная задача.
И тем не менее:
— Учить дистанционно мы уже можем, и эта система будет расширяться, — говорит В.М. Филиппов. — Более того, мир все больше и больше переходит на непрерывное образование — люди, закончив вуз, через десять-пятнадцать лет, идут получать второе образование, активно развиваются технологии дистантного обучения. Особенно это коснется сферы дополнительного образования, повышения квалификации, переподготовки, различных курсов.
— Россия — большая страна, с разным уровнем развития регионов и возможностей для людей, проживающих в них, — говорит Валерий Теличенко, ректор МГСУ. — Учить людей на расстоянии, используя всю мощь современных информационных технологий, — это и есть инновационный путь развития образования в нашей стране. Необходимо создавать региональные системы профессионального образования, где сетевые технологии будут составлять основу прежде всего теоретического обучения.
Действительно, в условиях такой большой в территориальном отношении страны, как Россия, система дистанционного образования приобретает особо важное значение в подготовке специалистов, прежде всего для регионов. Тем более что не во всех субъектах Федерации есть хорошие вузы и, следовательно, квалифицированные преподавательские кадры.
— Используя виртуальное интернет-пространство, любой специалист в любом месте может приобщиться к образовательной программе любого профиля, — говорит Михаил Иоффе, ректор Института экономики и финансов «СИНЕРГИЯ». — Кроме того, электронные учебники, позволяющие «самообучаться», способствуют развитию личности, что зачастую сложно сделать при лекционно-аудиторном обучении. К тому же дистанционные технологии с использованием электронных «самообучающих» учебников эффективны и при очной форме обучения, так как ориентированы на развитие самостоятельной работы студентов, что сегодня является ахиллесовой пятой учебного процесса.
— Эта система хороша как вспомогательная для студентов, обучающихся экстерном, то есть очень хорошо подготовленных и заочников, — считает Владимир Таболин, ректор Московской академии предпринимательства при правительстве Москвы.
— Но я остаюсь консервативным с точки зрения результата. Все равно должно быть 8-10 часов общения с преподавателем, живой экзамен, пусть в форме теста, но этот контакт играет большую роль. Кроме того, не всякий педагог может переложить свой курс на дистанционный формат, это специфичная форма.
— Да и методическая база дистанционного обучения не может быстро обновляться, — замечает Станислав Савин, ректор Московской международной высшей школы бизнеса «МИРБИС» (институт). — Ее подготовка — процесс трудоемкий, затратный. И здесь есть риск отставания.
А для большинства специальностей, по его мнению, дистанционное обучение вообще противопоказано.
— Нам нужно учить студентов общаться, дискутировать, спорить, искать решения, находить, брать лучшее у тех, кто окружает.
— Развитие дистанционного образования — важнейшая составляющая образовательного процесса, в том числе и в гуманитарной сфере, — уверен Ефим Пивовар, ректор Российского государственного гуманитарного университета. — Поколение, которое сейчас идет в школу, можно назвать интернет-интегрированным. Но Интернет — интегратор не только полезной, но и ненужной информации, — замечает он, способный направить неразборчивого потребителя в ложное русло, и нам нужны хорошие лоцманы, чтобы не допустить этого.
— Я различаю систему дистанционного и дистантного обучения, — рассуждает Евгений Оганесян, ректор Московского социально-гуманитарного института.
— Дистанционное обучение — это доставка учебного материала студенту и его самостоятельная работа с этим материалом. Дистантное обучение — создание учебного поля, в котором студент работает самостоятельно, по собственной траектории, возвращаясь к любому материалу, корреспондируясь с учебными пособиями, консультируясь с преподавателем. Если же это просто записанная лекция преподавателя или книга с вопросами и пустыми местами для ответов, то это подмена учебного процесса формальными материалами.
— Полное дистанционное образование в чистом виде — не лучший вариант, — считает и Александр Федулин, ректор Российского государственного университета туризма и сервиса. — Надо вести речь об отдельных элементах, которые действительно необходимо внедрять в учебный процесс. Этот вопрос связан с качеством учебников и уровнем преподавателей, поскольку нужны электронные версии учебной литературы.
— Как и везде, в этой системе есть свои плюсы и минусы, — комментирует Анатолий Корсаков, ректор Российского государственного геологоразведочного университета.
Наверное, экономистов, гуманитариев можно обучать по дистанционной форме, а технарей — не получится. Как можно работать с буровым станком виртуально? Должно быть разумное сочетание аудиторного и дистанционного образования там, где это целесообразно.
— Дистанционное образование, безусловно, необходимо, но лишь как элемент обучения, — соглашается с ним Алексей Забелин, ректор Московской финансово-юридической академии.
— Я не считаю, что она должна внедряться массово.
Более категоричен в своих суждениях ректор Московской государственной юридической академии Виктор Блажеев.
— Я отношусь к числу тех, кто категорически отрицает возможность функционирования дистанционного образования в качестве самостоятельной формы обучения (наряду с очной, очно-заочной и заочной), — говорит он. — В крайнем своем проявлении дистанционная форма обучения ведет к тому, что исчезает главный субъект образовательного процесса — преподаватель. А лекционные и семинарские занятия заменяются всевозможными тестами, видеолекциями и другими техническими приспособлениями. Таким образом, исчезает столь необходимое непосредственное общение преподавателя и студента.
И тем не менее В.В. Блажеев не исключает эффективность использования элементов дистанционного обучения в других формах обучения студентов.
— Дистанционные формы обучения — это все-таки сопровождение учебного процесса, — говорит Владимир Егоров, ректор Российской академии государственной службы при Президенте РФ. — Это то, что дает возможность студенту, находящемуся далеко от вуза, получать прямую связь через спутник или Интернет с кафедрой, с профессором, с вузом. Но нормальной работы в аудиториях и общения с преподавателем эта система никогда не заменит, к этому и стремиться не надо.
Если 80-90% всего образовательного процесса переведено на дистанционную форму, в его качество я не верю.
Дистанционное обучение дает равные права на получение образования — немногие могут приехать учиться в большие города.
Поэтому, по мнению Анатолия Геращенко, ректора Московского авиационного института дистанционное образование будет развиваться.
— Сейчас мы внедряем систему видеоконференцсвязи как фрагмент автоматизированной системы управления и дистанционного обучения. Устанавливается аппаратура, создаются центры, и наш профессор читает лекции. Студенты видят его, и он видит студентов, то есть это практически живое общение.
— В нашей стране дистанционное обучение — это в основном формат заочного образования с применением компьютерных технологий, — говорит Алла Балакина, ректор Всероссийской государственной налоговой академии Министерства РФ по налогам и сборам. — В налоговой сфере работает более 150 тысяч человек, это госслужащие, которые раз в три года проходят повышение квалификации. И система дистанционного обучения позволила бы оптимизировать этот процесс: люди не будут отрываться от рабочих мест, а значит, не станет лишних затрат (переезды, проживание и пр.). Если систему дистанционного обучения выстроить квалифицированно, то его ждет большое будущее, — заключает она.
— Эти технологии позволяют сократить издержки, связанные с получением образования, — соглашается Дмитрий Ливанов, ректор МИСИС. — Но в сфере инженерного образования они малоэффективны. Критерием качественного образования все же является успешная совместная деятельность преподавателя и студента по решению задач, выполнению проектов — а система дистанционного образования совместную деятельность сводит на нет. Поэтому мы очень ограниченно используем подобные технологии, лишь в нескольких гуманитарных областях.
— У дистантного образования большое будущее, — уверен Виктор Демин, ректор Московского государственного индустриального университета. — Человек должен учиться всю свою жизнь, и весь мир развивается в этом направлении. При этом большая роль отводится качеству учебного дистанционного материала (видео, аудио), что требует серьезных финансовых вложений.
Свое положительное отношение к возможностям дистанционного образования высказывает и Сергей Красавченко, ректор Международного университета в Москве. Но одновременно с этим он признает, что во многих случаях оно реализуется по принципу «хотели как лучше, получилось как всегда». Во многих случаях дистанционные технологии делают более формальным процесс обучения, и он превращается в «систему производства дипломов», которая, увы, не дает качественной подготовки.
— Многие понимают дистанционное образование как гипертрофированную форму заочного: напечатали побольше методичек, отправили по почте студенту (по электронной или, еще хуже, по обычной), он прислал контрольные работы, и вот это вроде как дистанционка. Но это далеко не так, — говорит Артемий Никитов, ректор Московского института экономики, менеджмента и права. — В нашем вузе применяется технология, позволяющая студенту учиться, не приезжая в институт вообще, но без потери качества образования. Студент имеет доступ к контенту в удобной форме с применением Интернета и возможностью общения в режиме онлайн с тьютером, а также со своими коллегами.
— Изначально эта форма была придумана для домохозяек как система переобучения, повышения квалификации, для развития навыков у тех, кто не может ходить в учебные заведения в силу занятости или отдаленности от центра, — говорит Павел Пилипенко, ректор Института международного права и экономики им. А.С. Грибоедова. — Наши теоретики нанизывают эту систему на основное высшее профессиональное образование, то есть берут идею, но перекладывают ее совсем в другую плоскость и предлагают не как дополнительное образование, не как повышение квалификации, а как основное высшее образование. А верите ли вы в то, что человек самостоятельно может учиться, имея под рукой, скажем, учебник или компьютер, без контакта с преподавателем, без прослушивания базовых лекций? Я думаю, что многие могут, но не все. Наше общество пока не готово к тому, чтобы давать основное высшее образование через дистанционные формы.
— У нас система дистанционного образования существует уже лет 8-10, но мы не поддаемся соблазну расширять ее бесконечно, — говорит Михаил Эскиндаров, ректор Финансовой академии при Правительстве РФ. — Я знаю вузы, которые готовят десятки, сотни тысяч человек с помощью этих технологий. Но это уже не подготовка специалистов, а конвейер. Массовое производство ни к чему хорошему не приведет. Дистанционное обучение должно иметь разумные границы, особенно в высшем образовании.
Если уж классические формы образования не всегда дают хорошие знания, то с помощью дистантных технологий это сделать еще труднее — уверены эксперты рынка. И тем не менее, по искреннему убеждению большинства ректоров, Россия просто обязана войти в мировое образовательное пространство — и перестройка российского образования и его вхождение в Болонский процесс станут определять перспективу на ближайшие 10 лет. Не стоит сбрасывать со счетов развитие системы классического образования (классические университеты) и системы специального образования, ориентированного на потребности рынка труда, возрождение системы начального профессионального образования.
Действующими лицами образовательной системы должно установиться здоровое партнерство, уверены они.

С. Плетнева

«Управление персоналом», N 4, февраль 2008 г.



Поиск вакансий


Кадровое агентство Фаворит