Увольнение под давлением | Новости | 123-Job.ru

Увольнение под давлением


02.07.2010

Трудовые конфликты похожи друг на друга, как близнецы. Поэтому и разрешать их наши специалисты рекомендуют, руководствуясь аналогиями: нечто похожее уже когда-то было.

Это дело из практики работы Московского городского правового центра «Защита» связано с расторжением трудового договора по п. 1 ст. 77 ТК РФ (соглашение сторон).

Работница Е. в апреле 2004г. обратилась в суд с иском к работодателю московскому представительству итальянской фирмы «Турбо-эйр-спа» о признании увольнения по п. 1 ст. 77 ТК РФ незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, невыплаченных денежных средствах, компенсации за задержку выплаты денежных средств, взыскании расходов по оплате услуг представителя и возмещении морального вреда. Дело №2529/04 слушалось в Хамовническом районном суде г. Москвы 21 января 2005г. Московский городской правовой центр «Защита» осуществлял в суде представительство интересов истца.
Увольнение под давлением
Слово истице

Е. работала в московском представительстве итальянской фирмы «Турбо-эйр-спа» в должности заместителя главы представительства. 24 февраля 2004г. в офис приехал директор головной компании Ч. в сопровождении четырех своих коллег, чтобы уволить главу представительства и Е. как заместителя. Сначала ей предложили написать заявление об увольнении по собственному желанию, а когда она отказалась, фактически заставили подписать соглашение.

Приказом от 24.02.04 Е. была уволена с занимаемой должности по п. 1 ст. 77 ТК РФ. Как заявила истица в суде, соглашение она подписала под угрозой, в действительности увольняться не хотела, работа ее устраивала, к тому же на иждивении у нее трое детей.

Никакой добровольности, как утверждала истица, с ее стороны не было, а имело место именно принуждение со стороны работодателя в лице главы компании Ч. и его коллег, которые приехали в офис с этой целью и заранее подготовили соглашение, заставив Е. подписать его принудительно. Будь увольнение добровольным, она при подписании документа обратила бы внимание, что там неправильно указана ее должность помощник главы представительства.

С самим приказом об увольнении Е. не была ознакомлена, получила его по почте только 16 марта 2004г., а трудовая книжка так и осталась у ответчика. Расчет при увольнении с ней не произвели, указанные в соглашении денежные средства не выплачены. Ей даже не отдали личные вещи, сказав, что вернут после проверки всех документов. В результате увольнения женщина осталась без средств к существованию и в состоянии глубокой депрессии. Из-за депрессии и болезненного состояния она не смогла вовремя обратиться в суд, поэтому просила суд восстановить пропущенный срок исковой давности.
Слово ответчику

Ответчик заявил следующее. Увольнение было произведено в соответствии с требованиями действующего трудового законодательства, никакого физического или психического воздействия на истицу при подписании соглашения о расторжении трудового договора не оказывалось, решение об увольнении она приняла самостоятельно в связи с увольнением главы Московского представительства фирмы «Турбо-эйр-спа». Соглашение, утверждал ответчик, было подготовлено непосредственно в офисе представительства 24 февраля 2004г., и его условия были согласованы с истицей, каких-либо замечаний в этот момент у нее не было.

Трудовую книжку при увольнении Е. не вручили, но с приказом ознакомили и только потом направили его по почте. Расчет же в день увольнения не был произведен из-за отсутствия денег в кассе, к тому же у вновь назначенного главы представительства Т. не было доверенности на право подписания банковских документов. Соответственно никакой депрессии по поводу увольнения, по мнению ответчика, у истицы быть не могло, и оснований для восстановления срока исковой давности нет.
Исследование доказательств в суде

Основным предметом судебного разбирательства стало наличие при расторжении трудового договора доброй воли со стороны работника и отсутствие принуждения со стороны работодателя. Основными доказательствами стали показания свидетелей сотрудников, находившихся в тот день, 24 февраля 2004г., в офисе.

Свидетель М., секретарь представительства: «24 февраля 2004г. примерно в 1011 часов утра из Италии прибыл в офис глава компании Ч., с ним было еще несколько человек. Они сразу заменили на входной двери замок. Через некоторое время меня позвала в свой кабинет Е. Войдя, я увидела, что та плачет и складывает вещи в сумочку. Вместе с ней в кабинете находились двое мужчин, которые приехали вместе с Ч. Из разговора я поняла, что истицу заставили показать содержимое сумочки. Затем ее пригласили в другой кабинет, где находилось еще несколько человек, и велели написать заявление об увольнении. Из кабинета доносились сильные крики и плач. Увольнение Е. было для меня неожиданным, я узнала об этом только в тот самый день, 24 февраля; до этого истица не высказывала намерения уволиться; мне она сказала, что ее принудили уйти».

В тот же день, как показала М., был составлен акт по факту сломанной в офисе двери, а спустя два дня и опись личных вещей бывшего руководителя представительства и истицы.

Свидетель С., менеджер: «До 24 февраля 2004г. Е. не высказывала намерения уволиться, а в этот день в офис приехал руководитель компании Ч., с ним было еще несколько лиц. Они попросили освободить рабочие места, потом прошли в комнату переговоров. Через некоторое время я услышала крики в кабинете шел разговор на повышенных тонах. Я попыталась зайти в кабинет, меня не пустили, но дверь в кабинет оставалась открытой, и я видела, что происходило. От истицы потребовали предъявить содержимое сумочки, а когда она начала возмущаться, стали угрожать. Кричали, что если она не подпишет соглашение, то ей будет хуже. Один из мужчин итальянец А. схватил Е. за руку и велел подписывать бумаги, та плакала и отказывалась от подписи, а он не давал ей встать из-за стола и все заставлял ставить подписи на документах».

Из помещения офиса С. ушла около 16 часов, до этого выйти было невозможно, так как дверь была закрыта. Она подтвердила, что истице не позволили забрать личные вещи. Кстати, новоявленного руководителя Т. в тот день она в офисе не видела, первый раз он приехал только 25 февраля.

Свидетель Ф., бухгалтер: «Расчет с истицей не производился до апреля 2004г. У нового главы представительства Т. до 26 апреля 2004г. не было доверенности. Я просила Т. выдать мне денежные средства для передачи Е., но он отказался. В день же увольнения истицы, 24 февраля 2004г., его вообще в офисе не было».

Между тем в тот день был в офисе глава московского представительства «Турбо-эйр-спа» Б., которому руководство головной фирмы тоже предложило уволиться. В момент подписания документов он услышал крики из другого кабинета и пошел туда. В кабинете, по словам свидетеля, находилась Е., ее заставляли показать содержимое сумочки, она возражала и плакала, поскольку не хотела подписывать предложенное соглашение.

В свою очередь ответчик тоже попытался представить свидетелей, но их показания оказались не такими единодушными и не столь конкретными.

Свидетель И., водитель, ничего необычного в офисе в тот день, 24 февраля, не заметил, видел только сломанную дверь.

Свидетель К., менеджер, весь день находилась на рабочем месте, видела, как приехал руководитель компании, слышала, как в коридоре кто-то громко говорил. Заявила, что про увольнение истицы ей ничего не известно и причину увольнения она не знает. Е., по ее словам, выглядела как обычно, но все-таки у К. сложилось мнение, что увольнение не было инициативой истицы.

Свидетель С-в приехал в офис вместе с Ч. и сопровождающими-итальянцами. Целью приезда была проверка деятельности представительства. Ч. попросил руководителя представительства Б. показать документы, затем они прошли в кабинет Е., которую попросили открыть сейф, та высказала недовольство, но затем сейф все-таки открыла. Е. сама предложила А. осмотреть ее сумочку. Были подготовлены два документа заявления об отставке, которые были подписаны Б. и Е., но содержание данных документов свидетелю неизвестно, он их не видел. Чья была инициатива увольнения истицы, не знает. В то же время, когда заходил в кабинет Е., видел, что та плакала.

Заслушав все показания и исследовав материалы дела, суд пришел к выводу: соглашение о расторжении трудового договора было подписано истицей под принуждением работодателя, в действительности намерения уволиться у нее не было, и это нашло свое подтверждение в суде.
Обоснование позиции суда

Трудовым законодательством предусмотрено соглашение сторон как основание прекращения трудового договора (п. 1 ст. 77, ст. 78 ТК РФ). Но при этом, на что обратил внимание и пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 17.03.04 №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (далее Постановление от 17.03.04 №2), аннулирование договоренности относительно срока и основания увольнения возможно лишь при взаимном согласии работодателя и работника. Желания только работника или только работодателя для этого недостаточно. В данном деле явно было желание только одной стороны работодателя.

Вынуждая истицу подписать документ, работодатель-ответчик даже не озаботился тем, чтобы выполнить условия соглашения: истица не была ознакомлена с приказом об увольнении в последний день работы, не получила трудовую книжку, и с ней не был произведен расчет.

При этом на момент увольнения истицы у вновь назначенного директора представительства Т. отсутствовала доверенность на право подписи банковских и иных документов от имени представительства. Более того, ответчиком в адрес Е. было направлено письмо, что ориентировочная дата окончания перевода доверенности на имя Т. 19 марта 2004г. Это значит, что и приказ от 24.02.04 на увольнение истицы при отсутствии подтвержденных полномочий Т. был не вправе подписывать (не говоря уже о том, что он просто физически не мог подписать приказ, как показали свидетели, ввиду своего отсутствия). Суд учел и то обстоятельство, что в соглашении была неправильно указана должность истицы.

Суд не признал состоятельными и доводы ответчика о пропуске истицей установленного ст. 392 ТК РФ срока обращения в суд в течение одного месяца со дня вручения работнику копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки, поскольку и приказ об увольнении, и трудовая книжка в установленные законом сроки истице не были вручены. При этом суд принял во внимание тот факт, что с момента увольнения истица неоднократно обращалась в медицинские учреждения за медицинской помощью, что также препятствовало ее обращению в суд за защитой нарушенного права.

Таким образом, суд пришел к выводу об удовлетворении исковых требований Е. и восстановлении ее на работе. И поскольку увольнение истицы являлось незаконным, в ее пользу подлежала взысканию заработная плата за время вынужденного прогула.

Согласно ст. 140 ТК РФ при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете.

В силу ст. 236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Банка России от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки, начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно.

Таким образом, как посчитал суд, в пользу истицы с ответчика подлежит взысканию:

* заработная плата за время вынужденного прогула в размере 519444 руб., исходя из следующего расчета: 2308 руб. 64 коп. х 225 дней вынужденного прогула (с 24 февраля 2004г. по 21 января 2005г.);
* компенсация за неиспользованный отпуск в размере 3467 руб. 78 коп. (данная сумма ответчиком не оспаривалась);
* компенсация за задержку выплаты заработной платы за февраль 2004г. в сумме 17184 руб. за период с 25 февраля 2004г. по 20 января 2005г. (из расчета задолженности в сумме 3467 руб. 78 коп.; суд согласился с расчетом, представленным истицей).

Решение суда

Признать незаконным увольнение Е. по п. 1 ст. 77 ТК РФ. Восстановить Е. в московском представительстве фирмы «Турбо-эйр-спа» в должности заместителя главы представительства.

Решение суда в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

Взыскать с московского представительства фирмы «Турбо-эйр-спа» в пользу Е. заработную плату в размере 519444 руб., невыплаченную сумму в размере 3467 руб. 78 коп., компенсацию за задержку выплаты денежных средств в сумме 17184 руб., расходы по оплате помощи представителя в сумме 2000 руб. и компенсацию морального вреда в размере 5000 руб.

Взыскать в доход государства с представительства госпошлину в размере 8111 руб. 44 коп.
Дальнейшие события: некоторые нюансы

Более чем полмиллиона рублей уволенному работнику, которого суд восстановил на работе, с таким итогом ответчик не мог согласиться. Последовала кассационная жалоба. В результате некоторые аспекты дела получили более подробное освещение. Причем кассационной инстанции пришлось принимать два определения: сначала о направлении дела без рассмотрения кассационной жалобы в тот же суд первой инстанции для принятия дополнительного решения по поводу сроков исковой давности (определение от 16.08.05), а потом уже непосредственно по поводу кассационной жалобы (определение от 02.05.06).

Как отмечалось в решении суда от 21.01.05, месячный срок обращения в суд, установленный ст. 392 ТК РФ в случае увольнения работника, не был пропущен истицей, поскольку и приказ об увольнении, и трудовая книжка в установленные законом сроки истице не были вручены. Ответчик же в своей жалобе указывал, что поскольку копия приказа об увольнении была получена истицей 16 марта 2004г., то месячный срок на предъявление иска соответственно истекал 16 апреля 2004г. (исковое заявление Е. было датировано субботним днем 17 апреля 2004г.).

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда своим определением от 16.08.05 сняла с рассмотрения кассационную жалобу и вернула дело в суд для вынесения дополнительного решения по поводу восстановления срока исковой давности. Как отмечено в определении, такое требование истицей было заявлено, оно обсуждалось судом, но решение по нему не принято.

В соответствии со ст. 201 ГПК РФ суд, принявший решение по делу, может по своей инициативе или по заявлению лиц, участвовавших в деле, принять дополнительное решение в случае, если по какому-либо требованию, по которому лица, участвующие в деле, представляли доказательства и давали объяснения, не было принято решение суда.

Дополнительное решение по делу было принято Хамовническим районным судом г. Москвы 8 декабря 2005г. по заявлению истицы о восстановлении пропущенного процессуального срока обращения в суд за защитой нарушенного права.

В соответствии с законодательством при пропуске срока по уважительным причинам он может быть восстановлен судом. В качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд, как отмечено в п. 5 постановления от 17.03.04, могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

В силу п. 1.1 Инструкции о порядке выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность граждан, документами, удостоверяющими временную нетрудоспособность и подтверждающими временное освобождение от работы (учебы), является листок нетрудоспособности и в отдельных случаях справки установленной формы, выдаваемые гражданам при заболеваниях и травмах на период медицинской реабилитации.

Судом установлено, что приказом от 24.02.04 истица была уволена с должности заместителя главы представительства по п. 1 ст. 77 ТК РФ по соглашению сторон. При этом в день увольнения истица с приказом об увольнении ознакомлена не была, трудовая книжка ей не вручалась. 16 марта 2004г. приказ об увольнении был получен истицей по почте. В суд она обратилась 17 апреля 2004г.

Также суд установил, что в период с 25 февраля по 25 марта 2004г. истица находилась на амбулаторном лечении, что подтверждено представленными в суд медицинскими документами, а именно договором на оказание медицинских услуг от 25.02.04, справкой от 25.03.04 и медицинским заключением, в связи с чем она была лишена возможности обратиться в суд за защитой нарушенного права.

Таким образом, суд посчитал, что причины пропуска истицей срока обращения в суд за защитой нарушенного права являются уважительными, в связи с чем он подлежит восстановлению.

Кассационная инстанция впоследствии также отметила, что довод ответчика о том, что истицей пропущен срок исковой давности, не может являться основанием к отмене решения суда.

Кассационная жалоба ответчика была рассмотрена судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда уже 2 мая 2006г.

Ответчик попытался прежде всего дать свою оценку конкретных обстоятельств и представленных по делу доказательств, в частности, показаний свидетелей (почему, мол, показаниям свидетелей истицы отданы предпочтения перед показаниями свидетелей ответчика). Не согласился он и с выводами суда относительно полномочий вновь назначенного главы представительства Т., посчитав, что эти выводы основаны на показаниях свидетелей, в то время как в суд была представлена копия доверенности от 18.02.04, выданной фирмой «Турбо-эйр-спа». Эта доверенность предоставляла Т. полномочия по приему и увольнению сотрудников представительства, а также право подписания финансовых документов.

Ваш трудовой спор не уникален, ведь у любой или почти у любой ситуации есть прецедент. А значит, вовсе не обязательно совершать свои ошибки, иногда достаточно взглянуть на чужие. Взглянуть и понять стоит ли доводить дело до суда и можно ли рассчитывать на победу.

Но ответчик, как указано в определении кассационной инстанции, в данном случае ссылался на документ, изготовленный на итальянском языке. В письме же Т., приобщенном к материалам дела, сообщалось, что «доверенность на ведение дел в представительстве получена от генерального директора Ч. лишь 10 марта 2004г., и в настоящее время эта доверенность находится в процессе перевода и заверения нотариусом. Ориентировочная дата окончания данной работы 19 марта». Соответственно документ, представленный ответчиком, не мог быть принят судом: он составлен на иностранном языке, перевод к нему не представлен и сведений о легализации данного документа не имелось.

Таким образом, кассационная инстанция подтвердила, что судом правильно установлено и отсутствие основания увольнения (добровольность одной из сторон при подписании соглашения), и нарушение порядка увольнения (отсутствие у другой стороны полномочий на издание приказа об увольнении), а также задержка расчета и выдачи трудовой книжки. Соответственно решение Хамовнического районного суда г. Москвы оставлено в силе.

Источник: журнал «КАДРОВИК.РУ»