Меры по профилактике коррупции в новом антикоррупционном законодательстве | Статьи | 123-Job.ru

Меры по профилактике коррупции в новом антикоррупционном законодательстве


21.03.2010

Коррупция государственных и муниципальных служащих, а также высших должностных лиц в последние годы все больше становится проблемой, привлекающей внимание государства. В Национальном плане противодействия коррупции, утвержденном Президентом РФ 31 июля 2008 г., отмечается, что, несмотря на предпринимаемые меры, коррупция, являясь неизбежным следствием избыточного администрирования со стороны государства, по-прежнему серьезно затрудняет нормальное функционирование всех общественных механизмов, препятствует проведению социальных преобразований и повышению эффективности национальной экономики, вызывает в российском обществе серьезную тревогу и недоверие к государственным институтам, создает негативный имидж России на международной арене и правомерно рассматривается как одна из угроз безопасности Российской Федерации. В связи с этим разработка мер по противодействию коррупции, прежде всего в целях устранения ее коренных причин, и реализация таких мер в контексте обеспечения развития страны в целом становятся настоятельной необходимостью.
Основные меры по профилактике коррупции обозначены в новом Федеральном законе «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ. В рамках настоящей статьи хотелось бы остановиться на их характеристике и проблемах, которые могут возникнуть при их реализации.
Сам перечень мер по профилактике коррупции содержится в ст. 6 антикоррупционного закона. Указанные меры сформулированы в качестве основных направлений деятельности и напрямую применяться не могут. Соответственно для их реализации необходимо принятие ряда законодательных и подзаконных актов, внесение изменений в существующие.
Первой мерой антикоррупционной профилактики названо формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению. Реализация данной меры связана с повышением уровня правовой культуры, что достигается осуществлением правового воспитания.
Под правовым воспитанием понимается целенаправленная деятельность государства, а также общественных структур, средств массовой информации, трудовых коллективов по формированию высокого правосознания и правовой культуры граждан. Данное понятие включает в себя также получение и распространение знаний о праве и других правовых явлениях, усвоение правовых ценностей, идеалов*(1).
Антикоррупционная направленность правового воспитания основана на повышении в обществе в целом позитивного отношения к праву, его соблюдению; повышении уровня правовых знаний, в том числе о коррупционных формах поведения и мерах по их предотвращению; формировании у государственных, муниципальных служащих и у граждан представления о мерах юридической ответственности, которые могут применяться в случае совершения коррупционных правонарушений.
Основными формами реализации правового антикоррупционного воспитания могут являться:
— антикорруционное образование, т.е. формирование нетерпимости к коррупционному поведению в рамках обучающих программ школьного, высшего, послевузовского и дополнительного образования;
— антикоррупционная пропаганда, прежде всего через средства массовой информации, в том числе с использованием социальной рекламы;
— проведение органами государственной власти и местного самоуправления различных мероприятий (слушаний, совещаний, семинаров, конференций и др.) антикоррупционной направленности.
Реализация указанных направлений требует разработки соответствующих программ и обеспечения их необходимым финансированием. На федеральном уровне в Национальной плане противодействия коррупции (утв. указом Президента РФ от 31 июля 2008 г. N Пр-1568) в качестве одного из направлений противодействия названо усиление антикоррупционной составляющей при преподавании учебных дисциплин, предусматривающих изучение правовых и морально-этических аспектов управленческой деятельности в федеральных государственных образовательных учреждениях высшего и послевузовского профессионального образования. Осуществление его требует внесения соответствующих изменений в учебные планы высших учебных заведений.
На уровне субъектов Федерации меры антикоррупционного воспитания предусматриваются некоторыми законами и подзаконными актами. Так, Закон Республики Татарстан от 4 мая 2006 г. N 34-ЗРТ «О противодействии коррупции в Республике Татарстан» содержит, в частности, ст. 12 «Антикоррупционное образование и пропаганда». Антикоррупционное образование является целенаправленным процессом обучения и воспитания в интересах личности, общества и государства, основанным на дополнительных общеобразовательных и профессиональных обучающих программах, разработанных в рамках национально-регионального компонента государственных образовательных стандартов и реализуемых в учреждениях среднего общего и высшего профессионального образования для решения задач формирования антикоррупционного мировоззрения, повышения уровня правосознания и правовой культуры, а также подготовки и переподготовки специалистов соответствующей квалификации.
Антикоррупционная пропаганда представляет собой целенаправленную деятельность средств массовой информации, координируемую и стимулируемую системой государственных заказов и грантов, содержанием которой является просветительская работа в обществе по вопросам противостояния коррупции в любых ее проявлениях, воспитание в населении чувства гражданской ответственности за судьбу реализуемых антикоррупционных программ, укрепление доверия к власти.
Следующей мерой предотвращения коррупции в законе о противодействии коррупции названа антикоррупционная экспертиза правовых актов и их проектов. Идея проверки законодательства на коррупциогенность зародилась в 2002-2003 гг. в экспертных кругах. Счетная палата РФ, ГУ-ВШЭ, Фонд «ИНДЕМ», Национальный антикоррупционный комитет вводят упомянутый выше термин «коррупциогенность законодательства»*(2). Отличительным признаком коррупциогенного законодательства является наличие норм, допускающих их произвольные трактовку и применение государственными (муниципальными) служащими. В 2004 г. на площадке Центра стратегических разработок в результате серии дискуссий был выработан единый согласованный документ — Памятка эксперту по первичному анализу коррупциогенности законодательного акта*(3). В 2006 г. при поддержке Всемирного банка документ был существенно дополнен и переработан, что позволило применять его при анализе и подзаконных актов, в том числе проектов административных регламентов*(4).
Антикоррупционная экспертиза была обозначена в качестве одного из направлений административной реформы в Концепции административной реформы в РФ в 2006-2008 гг., одобренной распоряжением Правительства РФ от 25 октября 2005 г. N 1789-р. В Концепции зафиксировано, что в рамках мероприятий по внедрению экспертизы нормативных правовых актов на коррупциогенность будут разработаны методики первичной и специализированной (предметной) экспертизы действующих нормативных правовых актов и вносимых проектов.
До недавнего времени вопросы проведения антикоррупционной экспертизы на федеральном уровне не регулировались. В развитие положений комментируемого закона постановлением Правительства Российской Федерации от 5 марта 2009 г. N 195 были утверждены Правила проведения экспертизы проектов нормативных правовых актов и иных документов в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции.
В соответствии с Правилами, экспертиза проектов нормативных правовых актов и иных документов в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции, проводится в отношении проектов федеральных законов, указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ, разрабатываемых федеральными органами исполнительной власти, а также проектов нормативных правовых актов, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающих правовой статус организаций или имеющих межведомственный характер, концепций и проектов технических заданий на разработку проектов федеральных законов, проектов федеральных законов, поступивших для подготовки проектов официальных отзывов и заключений Правительства РФ на проекты федеральных законов, а также проектов поправок Правительства РФ к проектам федеральных законов. В данном случае отсутствует точное указание, следует ли проводить антикоррупционную экспертизу в отношении всех указанных актов обязательно или по возможности. Тем не менее, исходя из формулировки «экспертиза… проводится» следует предположить, что она становится обязательной процедурой.
В соответствии с Правилами выделяются два вида экспертизы на коррупциогенность:
1) государственная, проводимая Министерством юстиции РФ;
2) независимая, проводимая аккредитованными в установленном порядке юридическими и физическими лицами.
Государственная экспертиза на коррупциогенность проводится Министерством юстиции при осуществлении юридической экспертизы проектов федеральных законов, указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ, разрабатываемых федеральными органами исполнительной власти, при проведении правовой экспертизы проектов концепций и технических заданий на разработку проектов федеральных законов, проектов официальных отзывов и заключений на проекты федеральных законов, проектов поправок к ним, а также при осуществлении государственной регистрации нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающих правовой статус организаций или имеющих межведомственный характер.
Результаты экспертизы на коррупциогенность, проводимой Министерством юстиции РФ, оформляются в соответствии с принятой методикой и отражаются в заключении, подготавливаемом по итогам юридической и правовой экспертизы проектов документов.
Независимая экспертиза на коррупциогенность проводится аккредитованными Министерством юстиции РФ юридическими и физическими лицами в инициативном порядке за счет собственных средств.
В отношении проектов документов, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, или сведения конфиденциального характера, независимая экспертиза на коррупциогенность не проводится.
Независимыми экспертами не могут являться юридические лица и физические лица, принимавшие участие в подготовке проекта документа, а также организации и учреждения, находящиеся в ведении федерального органа исполнительной власти — разработчика проекта документа.
Положение об аккредитации независимых экспертов утверждается Министерством юстиции РФ. В настоящее время такое положение не утверждено. До его утверждения проведение независимой антикоррупционной экспертизы пока невозможно.
Основными требованиями и условиями для проведения аккредитации независимых экспертов являются:
— для юридических лиц — наличие в штате не менее чем трех сотрудников, удовлетворяющих требованиям к аккредитации физического лица;
— для физических лиц — наличие высшего профессионального образования и стажа работы по специальности не менее пяти лет.
Более детальные требования, по-видимому, должны быть указаны в Положении об аккредитации независимых экспертов.
Для проведения независимой экспертизы на коррупциогенность федеральный орган исполнительной власти — разработчик проектов документов размещает их на своем официальном сайте в сети Интернет в течение рабочего дня, соответствующего дню их направления на согласование в государственные органы и организации в соответствии с п. 57 Регламента Правительства РФ, утвержденного постановлением Правительства РФ от 1 июня 2004 г. N 260. Срок проведения независимой экспертизы на коррупциогенность, устанавливаемый федеральным органом исполнительной власти — разработчиком проектов документов, не может быть меньше срока, установленного для их рассмотрения заинтересованными государственными органами и организациями.
Для проведения независимой экспертизы на коррупциогенность проектов документов, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина или устанавливающих правовой статус организаций, федеральный орган исполнительной власти — разработчик указанных проектов документов размещает их на своем официальном сайте в сети Интернет в течение рабочего дня, соответствующего дню их направления на рассмотрение в юридическую службу указанного федерального органа. Срок проведения независимой экспертизы на коррупциогенность, устанавливаемый федеральным органом исполнительной власти — разработчиком указанных проектов документов, не может быть меньше срока их рассмотрения юридической службой указанного федерального органа.
По результатам независимой экспертизы на коррупциогенность составляется экспертное заключение, оформляемое в соответствии с принятой методикой. Экспертное заключение направляется федеральному органу исполнительной власти — разработчику проекта документа по почте или курьерским способом либо в виде электронного документа.
Положения проекта документа, способствующие созданию условий для проявления коррупции, выявленные при проведении независимой экспертизы на коррупциогенность, а также экспертизы, проводимой Министерством юстиции РФ, устраняются на стадии доработки проекта документа структурными подразделениями федерального органа исполнительной власти — разработчика проекта документа. В случае несогласия федерального органа исполнительной власти с результатами независимой экспертизы, а также с результатами экспертизы на коррупциогенность, проведенной Министерством юстиции РФ, свидетельствующими о наличии в проекте документа, разрабатываемого этим федеральным органом исполнительной власти, положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции, федеральный орган исполнительной власти вносит указанный проект документа на рассмотрение Президента РФ или Правительства РФ с пояснительной запиской, в которой должно содержаться обоснование несогласия.
К проекту документа, вносимому на рассмотрение Президента РФ или Правительства РФ, прилагаются все поступившие экспертные заключения, составленные по итогам независимой экспертизы на коррупциогенность.
Постановлением Правительства РФ от 5 марта 2009 г. N 196 утверждена методика проведения экспертизы проектов нормативных правовых актов и иных документов в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции. Основной задачей применения данной методики является обеспечение проведения экспертизы проектов нормативных правовых актов и иных документов в целях выявления в документах положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции.
Таким образом, основные вопросы проведения экспертизы проектов документов нормативного характера, принимаемых на федеральном уровне, решены. Вместе с тем некоторые проблемы по-прежнему остаются. Так, например, помимо федеральных органов исполнительной власти нормативные акты издаются и некоторыми другими федеральными органами, в том числе не входящими ни в одну из ветвей власти (например, Центральным банком РФ). Исходя из утвержденных Правил проведения экспертизы проектов нормативных правовых актов и иных документов в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции, обязательность проведения антикоррупционной экспертизы проектов актов таких органов в настоящее время не установлена.
Кроме того, указанные Правила закрепляют только процедуру антикоррупционной экспертизы проектов нормативных документов.
Представляется необходимым также разработать федеральную программу, предусматривающую поэтапную антикоррупционную экспертизу уже принятых законодательных и подзаконных актов.
Постановлением Правительства РФ от 5 марта 2009 г. N 195 была также дана рекомендация высшим исполнительным органам государственной власти субъектов Федерации принять нормативные правовые акты о проведении экспертизы (включая независимую экспертизу) проектов нормативных правовых актов и иных документов, разрабатываемых органами исполнительной власти субъектов Федерации, в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции. Следует отметить, что вопросы проведения антикоррупционной экспертизы еще до принятия указанного постановления достаточно подробно регулировались во многих субъектах Российской Федерации.
Так, например, в Забайкальском крае принят и действует Закон Забайкальского края от 29 декабря 2008 г. N 110-ЗЗК «Об антикоррупционной экспертизе правовых актов и их проектов». В соответствии с указанным законом антикоррупционная экспертиза правовых актов края и их проектов имеет целью выявление и устранение несовершенства правовых норм, которые повышают вероятность коррупционных действий.
Решение о проведении антикоррупционной экспертизы принимается различными органами и должностными лицами: от губернатора края до органов местного самоуправления. Антикоррупционная экспертиза действующих нормативных правовых актов проводится в срок до 30 календарных дней со дня их поступления. Порядок проведения антикоррупционной экспертизы проекта закона Забайкальского края устанавливается Законодательным собранием Забайкальского края.
Слабыми местами упомянутого закона остаются: неопределенность случаев проведения антикоррупционной экспертизы и рекомендательный характер заключений экспертов (правотворческие органы в соответствии с законом обязаны лишь рассмотреть экспертное заключение, но не обязаны его учитывать).
Первый из указанных недостатков отчасти преодолен в Законе Саратовской области от 29 декабря 2006 г. N 155-ЗСО «О противодействии коррупции в Саратовской области», часть 2 ст. 8 которого устанавливает обязательность проведения антикоррупционной экспертизы в отношении проектов правовых актов области, в том числе областных законов по вопросам законодательства о государственной и муниципальной собственности, бюджетного, лицензионного, налогового законодательства. Однако в соответствии с данной нормой антикоррупционной экспертизе подлежат далеко не все проекты правовых актов области. К тому же неясной остается обязательность результатов экспертизы для правотворческого органа.
Примеры актов, регулирующих антикоррупционную экспертизу, можно встретить и на муниципальном уровне. При этом отдельные из них демонстрируют детальную проработку процедур проведения актикоррупционной экспертизы. В качестве удачных примеров можно привести постановление руководителя исполнительного комитета Бавлинского муниципального района от 22 сентября 2008 г. N 145 «О проведении антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов Бавлинского муниципального района и их проектов». В соответствии с этим документом антикоррупционной экспертизе подлежат правовые акты и проекты правовых актов:
— затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина;
— связанные с распределением бюджетных средств;
— связанные с управлением и распоряжением муниципальной собственностью;
— связанные с размещением муниципального заказа;
— регламентирующие контрольные, разрешительные и регистрационные полномочия органов местного самоуправления.
Постановлением администрации муниципального образования ЗАТО город Полярный от 10 октября 2008 г. N 544 «Об антикоррупционной экспертизе проектов нормативно-правовых актов» утверждены не только порядок проведения такой экспертизы, но и таблица типичных коррупционных факторов, а также методика проведения антикоррупционной экспертизы.
Третье направление профилактики коррупции связано с квалификационными требованиями, предъявляемыми к гражданам, претендующим на замещение государственных или муниципальных должностей и должностей государственной или муниципальной службы, а также с проверкой в установленном порядке сведений, представляемых указанными гражданами. В настоящее время это направление реализовано в различных нормативных актах о государственной и муниципальной службе, а также в актах, регламентирующих статус лиц, замещающих государственные должности и выборные муниципальные должности.
Так, Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ устанавливает три вида квалификационных требований: к уровню образования, к стажу, к профессиональным знаниям и навыкам.
Требования к уровню профессионального образования устанавливаются непосредственно Федеральным законом «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ. Помимо уровня образования он закрепляет также требование соответствия образования направлению профессиональной служебной деятельности только в отношении гражданских служащих, замещающих должности категории «обеспечивающие специалисты», и только старшей и младшей групп. Для таких гражданских служащих обязательным является наличие среднего профессионального образования, соответствующего направлению деятельности. Для всех иных категорий и групп должностей Закон устанавливает требование высшего профессионального образования, не конкретизируя специализацию такого образования. Учитывая отмеченную выше проблему непрофильного образования государственных служащих, отсутствие в Законе упоминания о специализации профессионального образования гражданских служащих по должностям «руководители», «помощники (советники)» и «специалисты» можно расценить только как недоработку авторов Закона. Не устанавливают требований к специализации высшего образования и законы субъектов Федерации, которые в этой части, что называется «слово в слово», воспроизводят нормы Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации»*(5).
Большие проблемы на практике возникают с определением, какое именно образование может считаться соответствующим направлению деятельности определенного органа. Ранее действовавший Федеральный закон «Об основах государственной службы Российской Федерации» предусматривал, что решение о признании образования равноценным принимается федеральным органом по вопросам государственной службы. Действующий Закон такого указания не содержит, и решение данного вопроса всецело зависит от усмотрения руководителя.
Квалификационные требования к стажу службы или опыту работы по специальности устанавливаются указом Президента Российской Федерации, а для гражданских служащих субъекта Федерации — законом субъекта Федерации. В настоящее время принят Указ Президента РФ от 27 сентября 2005 г. N 1131 «О квалификационных требованиях к стажу государственной гражданской службы (государственной службы иных видов) или стажу работы по специальности для федеральных государственных гражданских служащих». В ряде субъектов Федерации также действуют законы, устанавливающие требования к стажу государственных служащих. Такие требования, в частности, закреплены в законах о государственной гражданской службе Самарской, Саратовской, Тамбовской областей, г. Москвы и др.
Квалификационные требования к профессиональным знаниям и навыкам лица, претендующего на замещение должности гражданской службы, устанавливаются нормативным актом соответствующего государственного органа и включаются в должностной регламент. В отличие от требований к образованию и стажу государственного гражданского служащего, которые закрепляются в законодательных актах или указах Президента Российской Федерации, требования к профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей, должны устанавливаться нормативным актом государственного органа, в котором учреждена данная должность, и включаться в должностной регламент гражданского служащего. Это объясняется тем, что работа в различных сферах государственного управления требует специфических знаний и навыков, поэтому установление единых требований по ним для всех должностей гражданской службы, в отличие от требований к образованию и стажу, невозможно.
Такие требования, например, установлены Приказом Министерства обороны Российской Федерации от 22 декабря 2005 г. N 545 «Об утверждении квалификационных требований к профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей федеральными государственными гражданскими служащими в Министерстве обороны Российской Федерации»*(6).
Федеральный закон «О муниципальной службе в Российской Федерации» от 2 марта 2007 г. N 25-ФЗ, так же как и рассмотренный выше Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27 июля 2004 г., устанавливает три вида квалификационных требований: к уровню профессионального образования; стажу муниципальной службы (государственной службы) или стажу работы по специальности; профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей (ч. 1 ст. 9).
Квалификационные требования к уровню профессионального образования, стажу муниципальной службы (государственной службы) или стажу работы по специальности, профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей, устанавливаются муниципальными правовыми актами на основе типовых квалификационных требований для замещения должностей муниципальной службы, которые определяются законом субъекта Российской Федерации в соответствии с классификацией должностей муниципальной службы.
В Саратовской области типовые квалификационные требования утверждены Законом Саратовской области «О некоторых вопросах муниципальной службы в Саратовской области» от 2 августа 2007 г. N 157-ЗСО. Как представляется, данные квалификационные требования являются завышенными. Практика показывает, что во многих муниципальных образованиях (в первую очередь в сельских поселениях) наблюдается острый дефицит квалифицированных кадров. При этом в сельских поселениях Саратовской области обычно учреждаются должности, относящиеся только к высшему и младшему уровню. Если применительно к младшим должностям особых проблем не возникает, то высшие должности нередко замещают лица, не имеющие высшего образования и имеющие стаж работы 4-5 лет. Конечно, общий уровень образования муниципальных служащих необходимо повышать. Однако путем установления достаточно высоких требований для высших, главных и ведущих должностей при отсутствии достаточного количества квалифицированных кадров можно добиться лишь того, что указанные должности в течение продолжительного времени будут оставаться вакантными, что, безусловно, негативным образом отразится на качестве решения вопросов местного значения в данном муниципальном образовании.
Еще больше вопросов вызывают установленные тем же законом Саратовской области квалификационные требования к профессиональным знаниям и навыкам муниципальных служащих. При внешней правильности значительная часть из них является простой декларацией, практически неприменимой в процессе осуществления процедуры возникновения муниципально-служебных отношений.
Вполне понятно, например, что гражданин, поступающий на муниципальную службу, должен знать Конституцию Российской Федерации, Устав (Основной закон) Саратовской области, устав муниципального образования и т.п. Что особенно важно, эти и подобные им знания могут быть проверены в процессе конкурса на муниципальную службу конкурсной комиссией либо, если замещение должности муниципальной службы осуществляется во внеконкурсном порядке, кадровой службой органа местного самоуправления и представителем нанимателя. Однако остается открытым вопрос о том, каким образом кандидатом на должность муниципальной службы в процессе отбора может быть продемонстрирован навык использования конструктивной критики или своевременного выявления и разрешения проблемных ситуаций, приводящих к конфликту интересов.
Практика показывает, что реально указанные квалификационные требования используются в основном не при поступлении на муниципальную службу, а в процессе аттестации муниципальных служащих. При этом в силу достаточно абстрактного характера и непроверяемости многих из них они нередко используются руководством местных администраций в качестве средства, с помощью которого можно избавиться от «неугодного» муниципального служащего путем признания его не соответствующим занимаемой должности. Таким образом выхолащивается подлинное назначение квалификационных требований, призванных, с одной стороны, обеспечить комплектование органов местного самоуправления квалифицированными кадрами, а с другой — гарантировать реализацию равного права на доступ граждан к муниципальной службе.
Описанная выше ситуация с квалификационными требованиями к муниципальным служащим привела некоторых авторов к мысли о необходимости «обеспечить в федеральном законодательстве о муниципальной службе единый подход к определению квалификационных требований для замещения должностей муниципальной службы в Российской Федерации»*(7). Принципиально эта идея представляется достаточно рациональной, однако к реализации ее следует подходить с определенной осторожностью. Во-первых, с учетом специфики муниципальной службы федеральное муниципально-служебное законодательство должно, по сравнению с законодательством о государственной службе, более дифференцированно регулировать муниципальные служебные отношения. Поэтому и квалификационные требования для муниципальных служащих должны устанавливаться дифференцированно: более высокие — для городских округов (возможно, кроме ЗАТО), муниципальных районов и городских поселений и более низкие — для ЗАТО и сельских поселений. Во-вторых, на федеральном уровне, как представляется, вполне могут быть установлены квалификационные требования к образованию и стажу, в то время как требования к профессиональным знаниям и навыкам являются слишком специфичными и должны устанавливаться даже не субъектами Федерации (в типовой форме), а муниципальными образованиями непосредственно.
Законодательство о военной и правоохранительной службе также обычно устанавливает требования по образованию, стажу и профессиональным знаниям и навыкам к гражданам, претендующим на замещение соответствующих должностей. Исключением здесь является военная служба по призыву: каких-либо условий по образовательному цензу или уровню профессиональной подготовки для лиц, привлекаемых на военную службу по призыву, действующее законодательство не содержит. Это объясняется тем, что «…согласно ч. 3 ст. 43 Конституции Российской Федерации, основное общее образование является обязательным, т.е. считается, что практически все молодые люди призывного возраста должны иметь общее среднее (полное) или среднее профессиональное образование, что позволит им в установленные сроки овладеть военной специальностью»*(8).
Особенностью указанных видов государственной службы является также установление дополнительных к указанным выше требований к состоянию здоровья граждан, претендующих на замещение должностей государственной службы (п. 1 ст. 33 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»; ч. 1 ст. 6 Федерального закона «О службе в таможенных органах Российской Федерации»; ч. 1 ст. 40.1 Федерального закона «О прокуратуре»; ст. 8 Положения о службе в органах внутренних дел; п. 12 Положения о правоохранительной службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденного Указом Президента РФ от 5 июня 2003 г. N 613).
Проверка сведений, представляемых гражданами, поступающими на государственную или муниципальную службу, обычно осуществляется кадровыми службами соответствующих органов государственной власти и местного самоуправления. Так, в частности, в соответствии с п. 16 ч. 1 ст. 44 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ на подразделение государственного органа по вопросам государственной службы и кадров возложена организация проверки достоверности представляемых гражданином персональных данных и иных сведений при поступлении на гражданскую службу, а также оформление допуска установленной формы к сведениям, составляющим государственную тайну.
В необходимых случаях достоверность сведений, представляемых гражданами при поступлении на государственную или муниципальную службу, может проверяться органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Так, в соответствии с изменениями, внесенными в Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. N 280-ФЗ, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, в пределах своих полномочий вправе собирать данные, необходимые для принятия решений о достоверности представленных государственным или муниципальным служащим либо гражданином, претендующим на должность судьи, предусмотренных федеральными законами сведений при наличии запроса, направленного в порядке, определяемом Президентом Российской Федерации.
В качестве четвертой меры Федеральный закон «О противодействии коррупции» предусматривает установление юридической ответственности за представление заведомо недостоверных или неполных сведений о своих доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, а также представление заведомо ложных сведений о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера супруги (супруга) и несовершеннолетних детей.
Само по себе су